Готовое решение [rms] Corporation
8(8442) 96-64-69
400131 г. Волгоград, ул. Мира, 15 (для почтовой корреспонденции)

Данилов Дмитрий Александрович

Д.А. Данилов

ВНЕШНЕПОЛИТИЧЕСКАЯ ПОВЕСТКА РОССИИ 
В УСЛОВИЯХ ВЫЗОВА ПАНДЕМИИ COVID-19

Тезисы. Итоговая онлайн-конференция
международного молодежного конкурса эссе на тему
«Видение России: в поисках роли в меняющемся мире», 18 июня 2020 г.
 

Кризис пандемии COVID-19 существенно влияет на политику безопасности как национальных государств, так и международных организаций и институтов, которые, в свою, очередь, должны планировать ответы с учетом многоаспектных геополитических трансформаций, обусловленных «V-фактором». Вместе с тем, его потенциальные эффекты, особенно учитывая неясные перспективы и временные параметры развития санитарно-эпидемиологической обстановки, крайне неопределенны, развитие «посткорановирусной ситуации» многовариантно – как с точки зрения прогнозирования длительности изменений в системе международных отношений и ситуации в сфере безопасности, так и вероятных изменений позиций и перспективной политики государств, глобальных и региональных игроков и международных организаций и объединений, в том числе сформированных на постсоветском пространстве.

Усиливается осознание масштабности кризиса, который является многопрофильным вызовом безопасности, имеющим долгосрочные последствия для государства, его устойчивости и стратегических возможностей. Наибольшие риски связаны, очевидно, с неблагоприятными социально-экономическими последствиями кризиса и соответствующими стратегическими рисками, подрывающими потенциал государства и способность обеспечивать безопасность.

1. Влияние кризиса пандемии COVID-19 (V-фактора) на интеграционные объединения на постсоветском пространстве.

Обостряется дилемма многосторонности: национальные эгоизмы – коллективные ответы.  С одной стороны, многосторонние подходы и институты сталкиваются с нарастающим давлением национальных эгоизмов, с другой стороны – укрепляется понимание необходимости многосторонних ответов на субстантивные вызовы V-фактора. Поэтому, во-первых, в национальной политике безопасности возрастает значимость обеспечения социально-экономической устойчивости, и это необходимо учитывать при планировании подходов к развитию интеграционных структур с опорой на ответную заинтересованность партнеров. Во-вторых, многоаспектный характер кризиса и связанных с ним социально-экономических вызовов, включая обеспечение безопасности, требует повышенного внимания к проблеме развития системного (перекрёстного) взаимодействия участников евразийской интеграции и ее основных институтов, а также внешних партнерств.

Таким образом, Россия и ее партнеры и союзники в интеграционных объединениях (СНГ, Союзное государство России, ЕАЭС, ОДКБ) должны ответственно и адресно обсуждать возможную совместную повестку и координировать действия в контексте приоритетного обращения к интересам и озабоченностям друг друга. Роль РФ в качестве интеграционного лидера (и, в частности, Председателя в ОДКБ в 2020 г.) должна закрепляться именно в этой плоскости – инициатора коллективных обсуждений взаимных интересов, озабоченностей и возможных ответов в рамках интеграционных институтов. Важно учитывать, что относительно слабые в финансово-экономическом отношении страны будут подвержены наиболее серьезным рискам и ущербам в условиях пандемии, и это надо в полной мере учитывать при планировании и пересмотре программ и активности интеграционных организаций и органов управления. В кризисной ситуации понятия «союзник» и «партнер» требуют постоянного наполнения реальным содержанием, что, в свою очередь, оказывает субстантивное влияние на ответственное участие стран-участниц в совместных структурах и на перспективы развития интеграционных организаций.

Интересы «национальных эгоизмов» могут быть реализованы только в рамках многосторонних подходов и нахождения баланса интересов. Унилатерализм в определенной степени могли бы себе позволить крупные центры силы, такие как США и, тем более, Китай, но это снижает их возможности опоры на стратегические партнерства, усиливает конкуренцию и противодействие со стороны других центров, побуждает традиционных партнеров и конкурентов искать геополитические альтернативы. В этих условиях политика разумного дистанцирования от двух соперничающих центров силы в мире – США и Китая – становится предпочтительной.

Повестка дня и политико-дипломатическая активность международных организаций, включая институты европейской и международной безопасности сместились в сферу первоочередных задач борьбы с коронакризисом и поиском ответов на его вызовы. Две основные мотивации:

- объединение усилий стран-участниц на противодействие пандемии и связанных с ней многосторонних вызовов и перспективных рисков (выработка совместных подходов, разработка мер противодействия  и концентрация усилий на противодействие как непосредственно пандемии, так и поиск ответов на связанные с ней угрозы и риски).

- обеспечение политической устойчивости организаций, особенно за счет демонстрации способности активно реагировать на кризисную ситуацию, связанные с ней вызовы и риски безопасности.

Деятельность таких организаций безопасности как ОДКБ должна быть рассмотрена в двух взаимосвязанных аспектах – партнероспособность (внутренняя и внешняя) и имиджевая составляющая (способность отвечать на запросы и интересы стран-участниц в ответ на возникающие вызовы и риски и, одновременно, обеспечивать благоприятное восприятие в общественно-политической среде со стороны внешних наблюдателей и потенциальных партнеров).  Доверие к организации во многом зависит от того, насколько Россия, как ключевой партнер и, в частности, страна-председатель в ОДКБ подтверждает ее значимость в кризисных ситуациях. (Например, в ЕС график официальных мероприятий в связи с реагированием на кризис стал более плотным и ситуативно-ориентированным; НАТО инициировала профильные консультации по выработке коллективных усилий и «шагов» в контексте борьбы с коронавирусом; результаты представлены на официальных сайтах). Повышение активности ОДКБ в контексте COVID-19, включая транспарентную политическую программу и план действий, является необходимым условием не только повышения авторитета Организации, но и ее партнероспособности в многостороннем внутреннем и внешнем диалоге.

Особое внимание следует уделить адаптации процесса выработки, принятия и выполнения решений. С одной стороны, важно сохранить ранее принятую повестку, взаимные обязательства и программы в условиях кардинально изменяющейся ситуации борьбы с коронавирусом; не допустить свертывания приоритетных программ и проектов, согласованных в рамках коллективных решений и обязательств. «V-фактор» необходимо учитывать в рамках реализации принятых целей и программ, вносить в них соответствующие коррективы, но не отменять их выполнение в связи с новыми вызовами. С другой стороны, сужение обсуждения реагирования на кризисную ситуацию до наиболее острых вопросов борьбы с пандемией (консультации военно-медицинских служб и т.д.) угрожает утерей коллективными организациями безопасности стратегического профиля и перспективы.

Политический подход РФ в отношении интеграционных организаций с ее участием должен быть нацелен на сочетание ситуативной эффективности, комплексного подхода и стратегической ориентированности, включая оценки не только риской и возможных ущербов, но и посткризисных «окон возможностей».

2. Россия – ЕС: «общее пространство» двух интеграций в условиях глобального кризиса пандемии COVID-19.

Пандемия COVID-19 стала по существу вызовом глобального характера, но в то же время обострила проблемы де-глоболизации и фрагментации. В отличие от финансово-экономического кризиса 2008 г. возможности солидарных ответов и политической координации существенно снизились. Ясное понимание масштабности нынешнего кризиса (V-фактора), его социально-экономических и политических последствий сопровождается сменой нарратива «мы в одной лодке» на попытки международных игроков построить свой собственный ковчег для преодоления шторма.

За шесть лет с 2014 г. Россия и ЕС так и не смогли преодолеть конфронтационной деградации отношений, во многом связанный с соперничеством на пространстве «общего соседства», превратившегося в оспариваемое. Поэтому теперь, когда они в своих отдельных лодках заняты заделыванием брешей, консолидацией внутренних ресурсов, ни одна из сторон не рассматривает «V-фактор» как окно возможностей для сближения. Напротив, в штормовых условиях сближение может даже увеличивать обоюдные риски.

Многие в ЕС рассматривают Москву как дестабилизирующий фактор для достижения внутреннего единства. Так, даже российская гуманитарная помощь некоторым европейским странам (Италии, Сербии) трактуется как попытка разобщить ЕС и, в любом случае, препятствие для реализации принятых политических установок. На первый план выходит «борьба за умы и сердца», в которой позитивный имидж Евросоюза требует стойкости в противодействии российской наступательности.

Москва также предприняла все усилия, чтобы не допустить эрозии евразийского интеграционного пространства и своих лидирующих позиций. Также как и в ЕС, поддержание интеграционной динамики стало приоритетом. Трудности достижения согласия внутри интеграционных организаций, как продемонстрировал видео-саммит ЕАЭС 19 мая 2020 г., заставляет Россию сосредоточиться на адресной политико-дипломатической работе со своими партнерами.

Мультелатерализм, который рассматривался и в ЕС и в России как ориентир для сближения в вопросах международной политики, в противовес унилатерализму Д. Трампа, эволюционировал  в сторону «внутреннего мультелатерализма», заставляющего их рассматривать международных конкурентов как вызов региональным интеграционным проектам. Начавшейся дискурс об «интеграции интеграций» зашел в тупик в результате возросшей неопределенности и многовариантности развития самих центров силы и региональных организаций.

Москва, вероятно, рассчитывала на некую нормализацию отношений с ЕС при ротации там органов и руководящих постов, столкнулась с политико-дипломатической паузой, которую вынужден был взять Союз в условиях COVID-19. К тому же возник дефицит стратегических коммуникаций, который заставляет стороны взять политико-дипломатическую паузу в поиске рецептов решения острых вопросов, включая «второй руководящий принцип» ЕС в отношениях с Россией - strengthening relations with Eastern Partners and other neighbours, in particular in Central Asia. Технические по существу решения Совета ЕС 11 мая 2020 г. по Восточному партнерству «в ожидании» его саммита, также как и отложенные на осень решения по Балканам подчеркивают неготовность ЕС рассматривать современную международную повестку в стратегическом ключе, в том числе с учетом многоаспектного влияния V-фактора. Москва также сосредоточена на внутренней повестке, обеспечении социально-политической устойчивости в условиях пандемии COVID-19 и проведении конституционной реформы, купируя внешние риски – неблагоприятную финансово-экономическую конъюнктуру, осложнение партнерских и союзнических отношений в евразийском пространстве и обострение отношений с ведущими внешними игроками, включая ЕС как «важного партнера».

Выжидательная тактика, которой вынуждены придерживаться и Москва, и Брюссель, сокращает возможности предложенного Евросоюзом России «избирательного сотрудничества», для которого необходимо восстанавливать структурированный политический диалог, в том числе по минским соглашениям и другим затяжным конфликтам на постсоветском пространстве. И ЕС, и Россия пытаются обеспечить свою внутреннюю стабильность и политическую сплоченность и развивать свои интеграционные проекты на пространстве «общего соседства». Это может увеличить риск геополитической конкуренции между ними. Более того, по мере того как центр тяжести в мировой политике будет смещаться к Китаю и США, конфронтация между которыми нарастает, Москва и Брюссель будут все меньше рассматривать друг друга как возможных партнеров на пространстве их «общего соперничества».

_________________________
Данилов Дмитрий Александрович - заведующий отделом европейской безопасности Института Европы РАН, профессор кафедры интеграционных процессов Московского института международных отношений (Университет) МИД РФ, вице-президент Ассоциации европейских исследований (АЕВИС); со-председатель экспертного совета по оценке конкурсных работ в рамках проекта  "Международный молодежный конкурс эссе на тему «Видение России: в поисках роли в меняющемся мире».

Конференция была организована в рамках одноименного проекта, реализуемого Волгоградским центром международного гуманитарного сотрудничества с использованием гранта Президента Российский Федерации, предоставленного Фондом президентских грантов.

08 июля 2020
56 просмотров
Используя этот сайт, вы соглашаетесь на использование файлов cookie