Готовое решение [rms] Corporation
+7(8442) 96-64-69
400066 г. Волгоград, ул. Мира, 15 (для почтовой корреспонденции)

«Система европейской безопасности: новые реалии в меняющемся мире»

Харин Артём
Студент 3-го курса факультет международных отношений,
Санкт-Петербургский государственный университет (СПбГУ)
Санкт-Петербург

«Система европейской безопасности: новые реалии в меняющемся мире»

Радикальное изменение международной системы после победы над Нацисткой Германией и начала Холодной войны привело к установлению новой системы безопасности в Западной Европе, основанной на трансатлантических связях. Страны Западной Европы пошли на союз с США, это привело к созданию НАТО. Антагонизм социалистической и капиталистической систем обеспечивал этому союзу стабильность, прочную идеологическую основу.

Однако с развалом противоборствующего блока в 1991 году, с исчезновением советской угрозы, сплачивавшей НАТО, произошли изменения. Весь следующий период прошел под знаменем усиления процессов европейской интеграции, что отражено в подписании Маастрихтского договора, который положил начало Европейскому Союзу, Амстердамского договора, введении общей валюты, увеличении количество членов [1]. Произошло значительное экономическое усиление европейских стран. Параллельно с этими процессами, шли попытки создания более независимой, более «европейской», то есть зависящей от самих европейцев системы безопасности. Однако в вопросах выработки стратегии общей обороны, в создании европейской армии прогресс шел очень медленно, многие эксперты отмечали провальность усилий ЕС в этих вопросах. Решения в Сен -Мало от 1998 года медленно претворялись в жизнь, проект армии ЕС фактически был положен под сукно [2].

Стоит отметь, что зачастую это было вызвано позицией Великобритании, правительство Соединенного Королевства, более ориентированное в своей внешней политике на НАТО и США, не испытывало большего энтузиазма в вопросе создания европейской системы обороны и безопасности.

Однако в последние несколько лет произошли серьезные изменения, которые дали толчок к интенсификации процессов создания новой европейской системы безопасности.

Во-первых, это серьёзный кризис трансатлантических отношений, нараставший все десятилетия после исчезновения общего противника в лице СССР. Этому способствовал и отказ Германии и Франции участвовать во вторжении США в Ирак в 2003 году, и скандалы с прослушками ЦРУ европейских лидеров, апогей же выразился в значительном ухудшении отношений между Европой и США в период президентства Дональда Трампа [3].

Во – вторых, вектор политики США с Европы, когда было в разгаре противостояния с СССР смещается на восток, для противостояния с новым стратегическим противником – Китаем. Если при президентстве Трампа многим в Европе казалось, что возврат к былым временам тесного трансатлантического сотрудничества еще возможен при другом президенте, то с приходом в Белый Дом президента Джозефа Байдена данные иллюзии рассеялись, смена внешнеполитических приоритетов США с Европы на Азиатско-Тихоокеанский регион стала очевидной.

Третьим фактором можно назвать выход Великобритании из ЕС, страны которая скептически относилась к самостоятельным проектам европейской безопасности.

Ослабевание трансатлантических связей по времени совпало с ростом напряженности в разных регионах мира. ЕС столкнулся с нестабильностью, войнами на Ближнем Востоке и вызванным этим наплывом беженцев; с конфликтом на Украине; кризисом доверия внутри самого ЕС; наконец, с противостоянием с Китаем, где у ЕС есть своя позиция, отличающаяся от позиции заокеанского партнера [1].

Очевидно, что для того чтобы справиться с новыми вызовами нового времени, нужны и новые решения. Таким решением для Европы видится реализацию проекта стратегической автономии ЕС.

Начало концепции «стратегической автономии» было положено с принятием в 2016 году Глобальной стратегии ЕС. Главная идея в контексте обеспечения европейской системы безопасности – большая роль ЕС на международной арене и военно-политическая самостоятельность Союза [5]. В рамках данной стратегии основной акцент сделан на взаимодействие в рамках общей политики безопасности и обороны, так большое внимание уделяется продвижение программы Постоянного структурированного сотрудничества (PESCO). В рамках данной программы, в которой участвуют все страны ЕС кроме Дании и Мальты осуществляется координирование медицинского обеспечения войск, оценка возможностей ЕС по урегулированию кризисов, формирование европейской сети логистического обеспечения войск, развитие сети сотрудничество по эксплуатации беспилотников и пр. В условиях пандемии под патронажем Германии начали осуществляться и медицинские проекты (European Medical Command 2.0), что означает расширение сферы ответственности проекта [6]. Логическим продолжением развития стратегической автономии ЕС стала инициация разработки «стратегического компаса» общей политики безопасности Европейского Союза, согласование будущей стратегии и военного планирования. В рамках подготовки плана «стратегического компаса» был проведён анализ военных (ядерных, обычных гибридных), политически и экономических угроз для ЕС [7].

Движение к обеспечению стратегической автономии ЕС резко набрало обороты после брекзита. С выходом Британии из ЕС основными игроками на поле европейской интеграции остались Германия и Франция, которые стали локомотивами процесса стратегической автономии ЕС. Стоит отметить, что именно в этих странах, согласно опросу Ipsos от имени Fondation Jean-Jaurès и Friedrich-Ebert-Stiftung наибольшее число респондентов считают, что Европа не обладает суверенитетом (64% во Франции и 43% в Германии) [8]. Заключённый в 2019 году между Германией и Францией Ахенский договор продемонстрировал большой центростремительный потенциал тандема [9]. Роль Германии и Франции в новой системе безопасности понятна – после выхода из Евросоюза Великобритании, Франция осталось единственной страной ЕС со своим ядерным оружием. Так, сильный резонанс вызвало заявление президента Франции Макрона в феврале 2020 года о возможности использования ядерного потенциала страны для формирования общей безопасности Европы [10]. Германия же обладает крупнейшей экономикой Европы, имеет финансовые ресурсы для реализации программы.

В тоже время, развитие проекта стратегической автономии ЕС вызывает опасения со стороны НАТО, которое до сей пор виделось как гарант безопасности Европы. На данном этапе развития системы новой европейской безопасности видится важным определить, как будут взаимодействовать НАТО и стратегическая автономия ЕС, как эти параллельные проекты безопасности будут осуществляться в Европе, какие перспективы имеют. С идеологической точки зрения более привлекательным видится новый проект ЕС в силу его новизны, а также системного подхода при формировании концепции «стратегической автономии». НАТО же после исчезновения советской угрозы, не смогло предложить релевантной идеи европейскому обществу. С другой стороны, у НАТО накоплен огромный опыт деятельности и обеспечения безопасности, Альянс обладает развитой институциональной системой. В ЕС же механизм и институты принятия решений находятся в стадии формирования [11]. Однако с развитием институтов ЕС и продолжающимся уходом США, при продолжении приверженности Германии и Франции курса на самостоятельность ЕС, стоит ожидать реальной перестройки европейской архитектуры безопасности на новой основе. 

С другой стороны, а возможно ли построение подлинно новой европейской системы безопасности без участия России? В условиях нарастающего конфликта с Китаем, Европейскому Союзу необходим партнер для реализации ключевых принципов стратегической автономии и Россия при определенных обстоятельствах может стать таким партнером. Эти обстоятельства – начало конструктивного диалога по решению накопившихся проблем, снижение градуса накала на Украине, подвижки в реализации Минских соглашений. В данной связи стоит вспомнить и исторические предпосылки: идея «Большой Европы», которая была высказана еще президентом Франции де Голлем, и конечно идея «Европа от Лиссабона до Владивостока», активно используемая в дискурсе российскими и европейскими политиками в 2000х годах [12].  Стоит вспомнить и высказывание нынешнего президента Франции Макрона в 2019 году, который на встрече с Владимиром Путиным заявил: «Наш мировой порядок переживает исторический момент… необходимо заново создать архитектуру безопасности между ЕС и Россией. Мы глубоко верим в эту Европу, которая простирается от Лиссабона до Владивостока" [13].

Таким образом, при успешной реализации курса на стратегическую автономию можно ожидать что ЕС сравняет свой огромный экономический вес в мире с политическим и военным потенциалом. В данный момент ЕС имеет все предпосылки к реализации данного курса, а также положительную динамику. Однако строительство новой системы безопасности на основе старой – на основе противоборства с Россией вряд ли приведет Евросоюз к успеху, поскольку Россия есть неотъемлемая часть Европы и учитывая ее геополитическое положение без вовлечения России безопасность не построить. 

Библиография

  1. Стратегическая автономия ЕС и перспективы сотрудничества с Россией / под ред. Н.К. Арбатовой, А.М. Кокеева ; ИМЭМО РАН. – М.: Изд-во «Весь Мир», 2020. – 368 с.
  2. Загуляев А.Ф. Значение встречи в Сен-Мало (1998) для европейской политики безопасности // Вестник Московского государственного лингвистического университета. Общественные науки. 2017. №1 (778).
  3. Харин, А. О. Трансатлантическое партнерство Германии в дискурсе политических партий // Скиф. Вопросы студенческой науки. – 2021. – № 10(62). – С. 205-210.
  4. Paikin. How cooperative security can strengthen Europe’s strategic autonomy URL: https://peace.fes.de/e/how-cooperative-security-can-strengthen-europes-strategic-autonomy (дата обращения 02.02.2022)
  5. Глобальная стратегия Европейского Союза по внешней политике и политике безопасности URL: https://eeas.europa.eu/headquarters/headquarters-homepage_ru/27890 (дата обращения 02.02.2022)
  6. Белов, В.Б. Внешняя политика Германии в условиях актуальных вызовов // Международная аналитика. – 2021. – Том 12 (3). – С. 38–58.
  7. Пархалина, Т. «Стратегический компас» ЕС и будущее трансатлантических отношений// Европейская безопасность: события, оценки, прогнозы. 2020. №59 (75)
  8. Survey on European Sovereignty URL: https://www.fes.de/en/survey-european-sovereignty (дата обращения02.2022)
  9. Громыко, А. А. Субъектность Евросоюза - между атлантизмом и европоцентризмом // Современная Европа. – 2021. – № 4(104). – С. 10-25
  10. Macron. Speech of the President of the Republic on the Defence and Deterrence Strategy. 7 February 2020. URL: https://www.elysee.fr/en/emmanuel-macron/2020/02/07/speech-of-thepresident-of-the-republic-on-the-defense-and-deterrence-strategy (дата обращения: 20.01.2022)
  11. Мельникова, Ю. Ю. В поисках оптимальной архитектуры европейской безопасности: ЕС и НАТО - вместе или вместо? // Международная аналитика. – 2021. – Т. 12. – № 3. – С. 87-104
  12. Ильин Е.Ю. Концепция Большой Европы от Лиссабона до Владивостока: проблемы и перспективы. Вестник МГИМО-Университета. 2015;(2(41)):77-85

 

 

 

 

12 мая 2022
25 просмотров
Используя этот сайт, вы соглашаетесь на использование файлов cookie