Готовое решение [rms] Corporation
+7(8442) 96-64-69
400066 г. Волгоград, ул. Мира, 15 (для почтовой корреспонденции)

Россия и Германия: есть ли будущее?

Субботин Илья
студент 1-го курса
факультета международных отношений
Санкт-Петербургского государственного университета,
г. Санкт-Петербург.

Россия и Германия: есть ли будущее?

Безопасность в Европе не может быть достигнута без вовлечения двух ключевых акторов: Германии и России. ФРГ – сердце Европы, фактически первая среди равных в ЕС. Россия – ядерная держава, территория которой занимает около половины всей Европы. В свете событий февраля-марта 2022 года представляется важным осмыслить недавнее прошлое, настоящее и, что более злободневно, будущее российско-германского взаимодействия в области политики безопасности. Автор делает особый акцент на германской стороне.

В XXI век две страны вступили на позитивной ноте. ФРГ, видящая себя ответственной за европейскую интеграцию постсоветской России [1, S. 436] и представляемая довольно пророссийски настроенным Г. Шрёдером (хотя и являющаяся одним из основных членов НАТО), вносила содержательный вклад в двустороннее взаимодействие, в том числе в области политики безопасности. Следует отметить слова канцлера: «Безопасность в Европе может быть только с Россией, но не против России» [2, с. 184]. В 2001 и 2003 годах были созданы такие площадки, как Петербургский диалог и Рабочая группа высокого уровня по вопросам политики безопасности соответственно, что способствовало  укреплению взаимодействия, налаживанию диалога в соответствующих областях. В целом же следует подчеркнуть – принцип, озвученный Г. Шредером, сохранял актуальность годами. До 2014 года Россия воспринималась как фактор стабильности в Европе, важный и необходимый партнер. Целью Германии в 2009 году называлась «евроатлантическая архитектура безопасности, которая на базе испытанных институтов (ОБСЕ, Совет ЕС) охватывает тесное партнерство с Россией» [3, S. 119]. «Стратегическое партнерство» НАТО и РФ ФРГ желала продвигать в том числе на уровне Совета РФ-НАТО [4, S. 169]. Михаэль Штаак, имея в виду положение до 2014г., даже назвал Германию «адвокатом российских интересов в НАТО» [5, S. 174]. Представляется, что исследователь руководствовался прежде всего противодействием Германии форсированной линии США на расширение НАТО за счет бывших советских республик [6, с. 412].

Несколько удивительным представляется вполне теплое взаимодействие в области безопасности между РФ и ФРГ до 2014г., если принять во внимание фактор германского членства в НАТО и все большее нарастание разногласий РФ с Альянсом как таковым. Однако не менее удивительным представляется развитие событий после присоединения Крыма к России и параллельных событий на Донбассе. Естественно, Германия приняла участие в усилении восточных рубежей НАТО [2, с. 187] и стала придерживаться относительно санкционного курса. Однако суть принципов ФРГ в политике безопасности на российском направлении сохранялась. Можно сказать, что в более ограниченной степени «российские интересы» в политике безопасности учитывались ФРГ и после 2014 года. На саммитах НАТО Германия выступала не только за сдерживание, но и за сохранение диалога с Россией [2, с. 189]. Особо примечательна роль министра иностранных дел 18-го легислатурного периода Ф.-В. Штайнмайера. Он негативно оценивал излишнюю агрессивность НАТО в области военных учений, выступал против членства Украины в НАТО [2, с. 190]. В 2015 году Штайнмайер призвал НАТО «открыть с Москвой каналы связи, которые снижали бы риски». Тогда же и А. Меркель высказалась против размещения американской бронетехники в Восточной Европе [6, с. 471]. В начале 2022 года ФРГ отказалась отправлять оружие своего производства в Украину, несмотря на обратные усилия лидеров НАТО [7].

В целом же курс ФРГ в отношении России до нынешних событий можно представить в виде двойственного явления. Действительно, с одной стороны, роль НАТО в европейской безопасности германской стороной вовсе не оспаривалась. НАТО была для ФРГ «сильнейшим якорем … политики безопасности и обороны» в 2005г. [8, S. 130]; в Белой книге 2016г. было заявлено о том, что ФРГ нужно сохранение уже имеющихся норм и принципов в Европе (НАТО), никак не какая-либо новая архитектура безопасности [9, S. 32]. Усиление Альянса стабильно воспринималось как необходимость [9, S. 49]. С другой же стороны, как до 2014г., так и в немалой степени после данного рубежа Германия последовательно выступала за диалог с РФ и сотрудничество во всех сферах, где это было возможно в сложившейся ситуации. Ради этого ФРГ не раз выступала своеобразным «тормозом» решительности и агрессивности членов НАТО, что имело место, например, в 2008г. или даже после Украинского кризиса – следует вспомнить критические замечания Ф.-В. Штайнмайера. Олаф Шольц в январе 2022 фактически подтвердил актуальность принципа Г. Шредера [10]. Н.А. Власов характеризует выделенную двойственность политики безопасности ФРГ (применительно к ситуации после 2014г.) как «стратегию двойных решений» [2, с. 187]. И именно российский вектор данного явления заслуживает отдельного внимания, так как является если не уникальным, то, безусловно, необычным феноменом среди стран-членов Альянса.

Признание ДНР и ЛНР и последующее проведение Россией «спецоперации» на Украине отмечают коренной перелом в российско-германских отношениях – Германия окончательно отказывается от «стратегии двойных решений» в политике безопасности. Если в самом начале 2022г. экспорт вооружений на Украину германской стороной исключался, то в конце февраля на это правительством ФРГ уже было дано согласие [11], что является, по мнению автора, очень существенным сдвигом. Примечательно правительственное заявление, данное Олафом Шольцем в Бундестаге 27 февраля [12]. Канцлер обвинил В. Путина в стремлении «создать Российскую империю», объявил об усилении миссии бундесвера в Румынии и желании организовать дополнительную военную инфраструктуру НАТО в Словакии. Принцип Шрёдера тоже претерпел изменения: «Да, в долгосрочной перспективе безопасность Европы невозможна против России. Но в обозримом будущем Путин будет угрожать этой безопасности». Однако следует отметить и иную сторону заявления, своеобразный «отголосок» прошлого: «Мы не будет отказываться от переговоров с Россией. Даже в этой критической ситуации задачей дипломатии является поддержание открытыми каналов коммуникации». Важно, тем не менее, подчеркнуть, что Олаф Шольц в целом обрисовывает вполне решительную и конфронтационную позицию и выступает за еще большее усиление НАТО. В конце концов, канцлер принял решение ассигновать 100 миллиардов евро на перевооружение и развитие бундесвера [13].

Что же ждет российско-германское взаимодействие в области политики безопасности? Очевидно то, что прежней теплоты (даже той «теплоты», что была с 2014г.), в обозримом будущем рассматриваемые отношения не достигнут. Под вопросом стоит даже диалог, который прежде проходил на уровне Совета Россия-НАТО и двусторонней Рабочей группы по политике безопасности. Будущее сотрудничества РФ и ФРГ по безопасности решается, видится, параллельно с проведением «спецоперации». Исходя из ее возможных итогов и последствий, следовало бы выделить два основных пути, по одному из которых может проследовать германская политика безопасности в отношении России: 1) возврат к статусу-кво и 2) дальнейшее усугубление конфронтации. Первый вариант в понимании автора является относительно перспективным. Второй же, выражаясь эмоциональным языком, можно было бы даже назвать катастрофическим. Под германским возвратом к статусу-кво подразумевается постепенное возвращение (в случае приостановки) к диалогу на вышеупомянутых уровнях, прекращение агрессивной и эмоционально насыщенной риторики, снижение военной активности бундесвера в рамках Альянса и, наконец, возврат к некой модели, подобной «стратегии двойных решений». Впрочем, последний пункт в обозримом будущем маловероятен. Однако в целом же возврат к «статусу-кво» вполне возможен и наиболее вероятен, если итоги «спецоперации» будут относительно умеренны, по меньшей мере никак не радикальны: к примеру, не будет идти речь о присоединении значительной части украинских территорий или полной аннексии государства, равно как жертвы среди мирного населения окажутся не чрезмерно высокими. Второй же вариант означает полный отказ от какого-либо диалога с Россией вплоть до прямого военного вовлечения бундесвера в потенциальный конфликт между РФ и НАТО. Впрочем, такой вариант возможен лишь в двух случаях: 1) распространение действий ВС РФ на территорию стран НАТО или 2) излишнее вовлечение стран НАТО в конфликт на Украине. Такое развитие событий, по мнению автора, представляется менее вероятным.

Хотя нынешнее положение и может казаться безнадежным, относительное сближение Германии с Россией в области политики безопасности, по мнению автора, всё-таки представляется возможным и, более того, нужным. Данный процесс могут обусловить следующие факторы: 1) прежняя двойственность германской политики безопасности, в немалой степени учитывавшей интересы России и, как следствие, некая «политическая память» правительства ФРГ, 2) ограниченность действий ВС РФ на Украине и, наконец, 3) общая заинтересованность обеих сторон в истинно европейской безопасности.

Список источников и литературы

  1. Schmidt, S. Handbuch zur deutschen Außenpolitik / Siegmar Schmidt, Gunther Hellmann, Reinhard Wolf. – Wiesbaden : VS Verlag für Sozialwissenschaften, 2007. – 968 S.
  2. Власов, Н.А. Россия в политике безопасности ФРГ на современном этапе / Н.А. Власов // Вестник СПбГУ. Международные отношения. – 2018. – Т. 11, № 2. – С. 184-199.
  3. Bildung. Zusammenhalt. Der Koalitionsvertrag zwischen CDU, CSU und FDP. 17 Legislaturperiode // Konrad-Adenauer-Stiftung. 2009 URL: https://www.kas.de/c/document_library/get_file?uuid=83dbb842-b2f7-bf99-6180-e65b2de7b4d4&groupId=252038 (accessed: 11.02.2022)
  4. Deutschlands Zukunft gestalten. Koalitionsvertrag zwischen CDU, CSU und SPD. 18. Legislaturperiode // Deutscher Bundestag. 2013.
    URL: https://www.bundestag.de/resource/blob/194886/696f36f795961df200fb27fb6803d83e/
    koalitionsvertrag-data.pdf
    (accessed: 11.02.2022)
  5. Staak, M. Der Ukraine-Konflikt, Russland und die europäische Sicherheitsordnung / Michael Staak. – Opladen : Verlag Barbara Budrich, 2017. – 200 S.
  6. Минин, Е.М. Внешняя политика Германии : учебное пособие / Е.М. Минин. – М.: Блок-Принт, 2021. – 560 с.
  7. Германия запретила Эстонии передавать немецкое оружие на Украину. LENTA.RU. 22.01.2022. URL: https://lenta.ru/news/2022/01/22/blok/ (дата обращения: 11.02.2022)
  8. Gemeinsam für Deutschland. Mit Mut und Menschlichkeit. Koalitionsvertrag zwischen CDU, CSU und SPD. 16. Legislaturperiode // Konrad-Adenauer-Stiftung. 2005. URL: https://www.kas.de/c/document_library/get_file?uuid=16f196dd-0298-d416-0acb-954d2a6a9d8d&groupId=252038 (accessed: 11.02.2022)
  9. Weißbuch 2016 zur Sicherheitspolitik und zur Zukunft der Bundeswehr. Bundesministerium für Verteidigung.
    URL: https://www.bmvg.de/resource/blob/13708/015be272f8c0098f1537a491676bfc31/
    weissbuch2016-barrierefrei-data.pdf
    (accessed: 11.02.2022)
  10. Bundeskanzler Scholz in Moskau. Mutiges und verantwortungsbewusstes Handeln ist das Gebot der Stunde. Die Bundesregirung. 15.02.2022. URL: https://www.bundesregierung.de/breg-de/themen/europa/kanzler-scholz-moskau-2005506 (accessed: 17.02.2022)
  11. Deutschland genehmigt Panzerfaust-Lieferungen an die Ukraine. Der Spiegel. 27.02.2022. URL: https://www.spiegel.de/politik/deutschland-genehmigt-panzerfaust-lieferungen-an-die-ukraine-a-9e051204-4c43-4c42-a0e6-e00d484c716f (accessed: 17.03.2022)
  12. Regierungserklärung von Bundeskanzler Olaf Scholz am 27. Februar 2022. Die Bundesregierung. 27.02.2022. URL: https://www.bundesregierung.de/breg-de/aktuelles/regierungserklaerung-von-bundeskanzler-olaf-scholz-am-27-februar-2022-2008356 (accessed: 17.03.2022)
  13. So will die Regierung das Sondervermögen der Bundeswehr einrichten. FAZ.NET. 15.03.2022. URL: https://www.faz.net/aktuell/wirtschaft/bundeswehr-so-will-die-regierung-die-100-milliarden-euro-einrichten-17879303.html (accessed: 17.03.2022)

 

12 мая 2022
100 просмотров
Используя этот сайт, вы соглашаетесь на использование файлов cookie