Готовое решение [rms] Corporation
8(8442) 96-64-69
400131 г. Волгоград, ул. Мира, 15 (для почтовой корреспонденции)

Торговая война Китая и США: политическая конъюнктура или глубинные противоречия?

Торговая война Китая и США: политическая конъюнктура или глубинные противоречия?

Торговая война Китая и США: политическая конъюнктура или глубинные противоречия?

Скипина Валерия,
студентка 3 курса, факультет зарубежное регионоведение,
Тюменский государственный университет,
г. Тюмень

20 января 2017 года состоялась инаугурация 45-ого президента США Д. Трампа, которая положила начало деятельности его Администрации и новой вехи в истории торгово-экономических отношений Пекина и Вашингтона[Read Donald Trump's Full Inauguration Speech…]. В период предвыборной компании Д. Трампа, наблюдалась жесткая риторика в отношении Китая, которая стала одной из предпосылок назревающей торговой войны. Данная тенденция нашла свое подтверждение во время выступления Д. Трампа на митинге в Индиане, во время которого он раскритиковал торговую политику Пекина, обвинив его в разрушении как американского бизнеса, так и в краже рабочих мест. В дальнейшем, данная риторика привела к эскалации торгово-экономической конфронтации, ряду двусторонних тарифов и санкций[Трамп обвинил Китай …].

Возникновение противоречий между Пекином и Вашингтоном можно объяснить особенностями их экономического влияния, а также уровнем торгово-экономического сотрудничества.

В 2017 год ВВП Китая превысил 12,2 трлн. долларов, заняв второе место в мире, но уступив США, ВВП которых составил 19,2 трлн. Долларов[Экономика Китая заняла второе место…]. В 2020 году, ВВП Китая и США достигли 14,7 трлн. долларов и $20 трлн. долларов, соответственно[China’s 2020 GDP means it will overtake U.S….]. Данные тенденции свидетельствуют о возможном опережении Китаем первой экономики в мире за счет своего внутреннего развития по средствам использования новых наукоемких технологий, внедрения их в производство, развития искусственного интеллекта и применения инвестиций для увеличения объемов международной торговли. По данным отчета Центра экономических и деловых исследований Великобритании, уже к 2028 году Китай станет первой экономикой мира, по средствам эффективной борьбы властей с пандемией, в результате чего рост экономики Китая избежал спада и вырос на 2% в годовом исчислении[China Daily Lead Story…, 2020].

 Текущее направление экономического совершенствования Китая, и его цель приближения к входу на «центральную сцену», а также желание вносить больший вклад в развитие человечества, серьезно обеспокоил Администрацию Д.Трампа[Китай сделал первую заявку на…]. Запад видел в деятельности Китая угрозу национальной безопасности США, посягательство на рабочие места, кражу американских технологий и интеллектуальной собственности, о чем говорят «Стратегия национальной безопасности США» [National Security Strategy …, 2017, с. 1, 31-32, 45-47],в которой Китай был назван страной, пытающейся подорвать американское влияние в мире; обращение Д. Трампа к «Закону о торговле 1974 года» в целях применения раздела 301 в связи с недобросовестной торговлей со стороны Китая[Section 301- China Technology Transfer]; и ряд торговых соглашений, как например «Торгово-экономическое соглашение между Соединенными Штатами Америкой и Китайской Народной Республикой»[U.S.-China economic And …]. На протяжении всего президентского срока Д. Трамп стремился сдерживать развитие Китая путем ограничение инвестиций американских фондов в ряд китайских компаний[Трамп запретил фондам США…] , опасаясь перераспределения власти и движения к биполярной конфигурации с учетом Пекина и Вашингтона, где характер стратегической конкуренции остается прежним, а формы и содержание меняются[Xuetong, 2019].

Однако Китай не стремился к прямому противостоянию США, избирая косвенную борьбу и защиту собственных интересов["КНР не стремится к доминированию, но никто нам не указ"…], что показывает сохранение и развитие прежних торговых связей, показатели которых увеличивались из года в год. США выступают самым крупным рынком экспорта китайской продукции, как в 2018 году, импортируя товаров на 539,5 млрд. долларов, так и в 2020 году, импортируя китайских товаров на более, чем 452 млрд. долларов[Годовая статистика международной торговли товарами КНH]. Таким образом, торгово-экономические противоречия США и Китая сохранялись на протяжении всего президентского срока Д. Трампа, результатом чего являлся пакт «Первой фазы», который должен был выступить шагом к примирению двух стран. Де факто, данное соглашение было выполнено на 58%, что позволило США продвигать свои цели через такие аспекты давления на Китай, как дипломатия, суверенитет и легитимность власти, а также в технологической сфере развития[Truce or genuine deal?...].

Администрация Д. Трампа стремилась придерживаться тактики торгово-экономической взаимосвязях, но контролируя деятельность Китая по интеграции в Азиатско-Тихоокеанском регионе и по укреплению его военного положения[Арапова Е.,2017].

Вопросы со стороны Вашингтона касались и предпочтений Пекина по отношению к государственному контролю торгово-экономического и политического секторов, которые отражались на американском бизнесе и производстве, расположенном в Китае, что противоречило тактике Д. Трампа о поддержании развития внутреннего экономического рынка и бизнеса и приверженность протекционизму в реализуемой внешней политике.

С приходом к власти Администрации Д. Байдена, риторика в адрес Китая претерпела изменение по сравнению со стратегией, избранной Д. Трампом. Д. Байден высказал причину, почему Америка снова должна стать лидером. По мнению Д. Байдена, в период президентства, Д. Трамп подрывал и уничтожал политику США, зачастую бросая собственный партнеров. В свою очередь, современные глобальные вызовы становятся все сложнее, а новому президенту США придется спасать и защищать репутацию страны, мобилизуя народ и союзников на борьбу с данными вызовами[Why America Must Lead Again].

Наследие Д. Трампа, включающее в себя Торговую войну, антикитайское настроение в связи с распространением и ударом по США COVID-19, обвинения в адрес Китая в краже интеллектуальной собственности и рабочих мест, повлияло на преемственность Д. Байдена политической и экономической ситуации, сложившейся в стране до 2021 года[Шевченко П., 2020].

Кроме того, не стоит надеяться на ослабление политики США в адрес Китая, в связи с нежеланием уступать место мирового гегемона как на глобальном, так и на региональном уровне, но вполне ожидаемо усиление напряжения между двумя странами, по причине военного и космического развития Китая, а также из-за «заявленные амбиций и напористого поведение Китая, представляющего собой системные вызовы международному порядку, основанному на правилах, и областях, имеющих отношение к международной безопасности»[ Beijing tells Nato …].

14 июля 2021
191 просмотр
Используя этот сайт, вы соглашаетесь на использование файлов cookie