Готовое решение [rms] Corporation
8(8442) 96-64-69
400131 г. Волгоград, ул. Мира, 15 (для почтовой корреспонденции)

Маслова Кристина, Взгляд экспертно-аналитических центров США на Шанхайскую организацию сотрудничества

Маслова Кристина Вячеславовна
Студентка 4 курса
Факультет международных отношений
Санкт-Петербургский государственный университет
г. Санкт-Петербург, Россия 

ВЗГЛЯД ЭКСПЕРТНО-АНАЛИТИЧЕСКИХ ЦЕНТРОВ США
НА ШАНХАЙСКУЮ ОРГАНИЗАЦИЮ СОТРУДНИЧЕСТВА 

Актуальность исследования продиктована тем, что в настоящее время в Центрально-Азиатском регионе существует целый ряд интеграционных объединений. Одним из них является Шанхайская организация сотрудничества. ШОС соединяет большие и динамично развивающиеся государства на международной арене. Альянс России, Китая и Индии представляет собой объединение трёх мировых цивилизаций в рамках одной организации. Поэтому ШОС отличается от любых других интеграционных объединений и представляет особый интерес для изучения. Несмотря на то, что организация включает ключевых региональных игроков, постоянного диалога с США не существует. В этих условиях значительно повышается значение мозговых центров. Они предлагают новые подходы во внешней политике, зачастую их идеи становятся определяющими при выработке официальной позиции страны в отношении новых вызовов, появляющихся на международной арене. По этой причине проследить направление мысли экспертного сообщества к ШОС на данном этапе представляет особый интерес. Степень научной разработанности данной темы невысокая. Большинство зарубежных и отечественных исследователей занимаются изучением структуры мозговых центров, их ролью в политическом процессе. Эти вопросы хорошо освещены в работах Макгенна[i], Абельсона[ii], Хааса[iii], Шаклеиной[iv] и Медушевского[v]. Проблематику взаимоотношений США и ШОС ученые обычно рассматривают в отрыве от анализа идей, предлагаемых экспертно-аналитическим сообществом. Весь фокус внимания отводится глубокому анализу российско-американских отношений или взаимоотношения Китая и США на фоне ШОС. Это аналитические работы российского ученого Баранова[vi] и специалиста из КНР Лю Цян[vii]. В целом, вопрос видения мозговыми центрами ШОС недостаточно исследован, тем не менее, литература общего характера дает возможность для проведения исследования.

Научная новизна заключается в проведении сравнительного анализа подходов к ШОС экспертно-аналитических центров, вовлеченных в процесс принятия политических решений и доказавших свою эффективность. Впервые материалы мозговых центров, посвященные ШОС, были исследованы с помощью фрейм-анализа.

Цель настоящей работы - выявить подходы американского экспертно-аналитического сообщества в отношении ШОС, отношений организации с США.

Теоретической базой для написания данной статьи стали труды Макгенна, Абельсона и отечественных авторов Кравченко, Шаклеиной по исследованию деятельности мозговых центров США. Для исследования механизмов фрейм-анализа использовались работы зарубежных ученых Киндера, Сандерса и Семетко, Валкенбурга.

Эмпирической базой для исследования стали статьи и отчеты, размещенные на порталах экспертно-аналитических центров.

Настоящее исследование было проведено с использованием фрейм-анализа в качестве теоретической базы для выявления основных подходов к репрезентации деятельности ШОС, перспектив отношений организации с США. 

Экспертно-аналитические центры в политическом процессе в США

Экспертно-аналитические центры являются довольно противоречивыми акторами в политическом процессе, поскольку зачастую исследователи по-разному трактуют их деятельность. Сегодня можно считать, что экспертно-аналитические центры занимают промежуточное положение между академической, политической и медиа сферами[viii]. Их влияние на процесс принятия политических решений постепенно усиливалось. К примеру, уже после окончания Второй мировой войны Совет по международным отношениям разработал проект «Исследования проблем войны и мира», содержащиеся в нем положения были использованы в послевоенном урегулировании. Фонд Наследия по праву считается одним из идеологов неоконсервативной революции в США, поскольку способствовал выработке доктрины внешней политики Рейгана[ix]. Мозговые центры напрямую участвовали в 80-е г. в переговорах ведущих южноафриканских политиков, помогая наладить диалог о будущем ЮАР[x]. На современном этапе центры также играют роль в формировании общественного мнения, используя для связи с общественностью, конференции, круглые столы, а также выступления перед Конгрессом[xi]. Представляя свой продукт на удобных интернет-платформах, открывают доступ к еще большому количеству информации.

Представляет трудность определить, какие именно экспертно-аналитические центры имеют наибольшее влияние. Нелегко установить границы их деятельности. В данном исследовании использован подход, разработанный Дж. Макгенном и его мировой рейтинг мозговых центров GlobalGoToThinkTankIndex. Он широко признается в академической среде. Сегодня является золотым стандартом для аналитических центров по всему миру и широко цитируется журналистами, политиками и экспертными организациями. Публикуется уже более 10 лет, доклады были представлены во Всемирном банке и ООН[xii]. Опираясь на публикации 5 мозговых центров, которые вошли в топ-10, будет проведен анализ подходов к ШОС.

Подводя итог, можно констатировать, что на современном этапе экспертно-аналитический центр в США представляет собой активного политического актора с довольно многоплановым функционалом. Фабрики мысли доказали свою значимость в процессе принятия политических решений. Обеспечивая связь между политиками, учеными и журналистами, они аккумулируют разные направления социально-политической мысли. Несмотря на то, что определить их влияние порой не просто, мозговые центры - важное звено во всем политическом процессе США. 

Обоснование метода исследования материалов экспертно-аналитических центров

При проведении данного исследования был выбран метод фрейм-анализа. Он позволяет рассмотреть вне контекста объекты и события, представляющие интерес для исследования. Важно учесть, что теория фрейм-анализа не имеет единой теоретической концепции и включает в себя довольно много интерпретаций. Под общим определением фрейма понимается схема интерпретации, с помощью которой наблюдатели обсуждают текущие события. При проведении исследования за основу был взят подход Киндера и Сандерса. Ученые разделяя понятия фрейма, рассматривают в одном из определений фрейм как «схему, встроенную в политический дискурс», что является эквивалентом медиа-фреймов[xiii]. Продолжение такой подход находит в типологии медиа-фреймов, которая была разработана Семетко и Валкенбургом. Именно она используется при анализе подходов к ШОС. Исследователи выделяют пять основных фреймов:

  • Фрейм конфликта делает акцент на разногласиях между индивидами, странами;
  • Фрейм человеческого фактора фокусируется на личностном факторе или эмоциональном аспекте в представлении проблемы;
  • Экономический фрейм заключен в анализе экономических последствий;
  • Фрейм морали освещает вопрос в контексте религии или моральных предписаний;
  • Фреймы ответственности представляет проблему так, что ответственность за ее решение возлагается на правительство, отдельных лиц[xiv]

Анализ подходов экспертно-аналитических центров к ШОС

Институт Брукингса, ведущий экспертно-аналитический центр США, определяет несколько подходов к ШОС. Мнение экспертов основано на том, что ШОС постепенно усиливает свою геополитическую значимость, переходя от региональных усилий по борьбе с терроризмом и приграничными угрозами к другим областям (энергетическое сотрудничество, торговля, связь). Авторы постепенно выстраивают фрейм ответственности, говоря о стратегической позиции Китая и его роли в происходящем с организацией. По мнению аналитиков, КНР с помощью ШОС обрела прямой доступ к природным ресурсам Центральной Азии[xv]. Исходя из необъявленных стратегических целей Пекина и Москвы, исследователи делают вывод о том, что ШОС была явно создана как противовес экономическому влиянию США в Азии. Это отражает экономический фрейм и частично фрейм ответственности, поскольку вновь упомянута «закулисная» игра Пекина и Москвы, способствующая усилению напряженности в отношениях между США и организацией. Однако другие эксперты Института высказали мнение, что ШОС выступает как организация, которая использует понятие региональной стабильности для сохранения антидемократических режимов внутри государств-членов. В этом заключается фрейм человеческого фактора, т.к. репрезентация организации в основном осуществляется за счет образа «антидемократических лидеров» и в частности в образе глав РФ и КНР. Кроме того, эксперты Института используют фрейм морали, поскольку они сравнивают антидемократические устремления ШОС и желание других стран региона построить «эффективное и демократическое правительство»[xvi]. Обе группы экспертов Института противопоставляют интересы ШОС и США в разных аспектах. Для этого использован фрейм-конфликта. ШОС видится как постепенно нарастающая угроза, только ответную реакцию от США на это ученые видят по-разному.

Иной подход к пониманию деятельности ШОС представляет Центр стратегических и международных исследований. Эксперты CSIS уверены в том, ШОС не повод для беспокойства США[xvii]. Чтобы доказать отсутствие угрозы исследователи выстраивают фрейм конфликта, ставя на первый план внутренние противоречия организации. Они уверены, что проблемы, решаемые в рамках ШОС, расширились, однако масштабы и интенсивность деятельности организации были и остаются ограниченными. Разнонаправленные интересы членов и их общее неприятие передачи государственной власти региональной организации препятствуют углублению сотрудничеств. Кроме того, использован экономический фрейм, чтобы продемонстрировать возможности для США в случае сотрудничества с организацией расширить экономическое присутствие по всей Азии.

Наиболее консервативный подход представлен в Фонде «Наследие». Его эксперты сравнивают ШОС с Варшавским договором. ШОС также называют «НАТО Востока». В этом случае, опираясь на исторические параллели, эксперты достаточно очевидно используют фрейм конфликта. С помощью фрейма ответственности они говорят о том, что повестка дня для ШОС состоит из китайско-российских подозрений в отношении американских проектов в Евразии и из желания уменьшить влияние США в Центральной Азии. Тому примером заявления ШОС относительно «суверенитета» и «невмешательства», которые привели к вытеснению военного контингента НАТО с авиабазы Карши-Ханабад в Узбекистане в 2005г. и способствовали введению ограничений на присутствие ВВС США в Кыргызстане[xviii].

К схожему выводу приходят аналитики Института Катона. Они сравнивают ситуацию между США и ШОС с тем, что происходило в Европе накануне Первой мировой войны[xix]. Подобно тому, как Антанта постепенно возникла в ответ Тройственному союзу, в современных условиях тоже самое происходит с ШОС. Организация становится противовесом интересам США и НАТО. И так же, как это было сто лет назад, стороны не имеют ни общих членов, ни единой платформы для коммуникации, что минимизирует возможности для конструктивного диалога. Они выстраивают похожий фрейм конфликта, говоря о том, мир находится в опасности разделения, блоковой конфронтации.

Корпорация РЭНД делает особый акцент на борьбе с террористической угрозой. Используется фрейм конфликта, который состоит не в антагонистическом противопоставлении США и ШОС, а в борьбе с терроризмом. Именно поэтому, уверен эксперт института Кортни, Китай и Россия спонсируют новые региональные институты, которые могут помочь в совместной борьбе. Все члены ШОС опасаются проникновения экстремистов из Афганистана и Ближнего Востока[xx]. Ученый конструирует моральный фрейм, который состоит в общности интересов США и организации в противостоянии угрозе терроризма. Исходя из этого, возрастает уверенность в том, что возможен и даже необходим конструктивный диалог между ШОС и США.

Не существует единого образа Шанхайской организации или единого подхода к ее отношениям с США. Фреймы у всех центров конструируются по-разному. Наиболее распространенным является фрейм конфликта. Большинство мозговых центров используют его, чтобы противопоставить ШОС и США. Институт Катона и Фонд «Наследие» преподносят ШОС как прямую угрозу США в регионе. Много об опасности альянса РФ и КНР говорят эксперты Брукингса, представляя с помощью фрейма человеческого фактора лидеров государств-членов ШОС. Фрейм морали также в большинстве случаев использован для противопоставления глобальных интересов и ценностей, отстаиваемых каждой из сторон. ШОС представляется как организация, чья деятельность мешает реализации демократии в Азии. Однако фрейм морали также используется учеными РЭНД в контексте общей борьбы с угрозой терроризма, и в этой сфере интересы обеих сторон совпадают. Фрейм ответственности используется для представления альянса РФ и КНР в виде главной дестабилизирующей силы внутри организации. Постоянно упоминаются их «необъявленные цели, особое видение организации» и т.д. Экономический фрейм использован для оценки угрозы и, наоборот, экспертами CSIS для описания возможного экономического сотрудничества.

Стоит отметить, что материалов, посвященных ШОС, оказалось не так много. Это может свидетельствовать о том, что хоть организация и находится в фокусе внимания и внушает опасения, но реальных шагов к возможной конфронтации ни одна из сторон не предпринимает, соответственно для фабрик мысли нет нужды конструировать общественное мнение и привлекать внимание к проблематике взаимоотношений США с организацией. 

Выводы

Сегодня, когда ШОС представляет собой одной из крупнейших интеграционных объединений в Азии, США необходимо мириться с ее присутствием и более того, искать пути эффективного взаимодействия. Понять, в каком направлении могут развиваться их отношения, помогает анализ подходов экспертно-аналитических центров, представленный в данном исследовании. Мозговые центры являются сложными акторами в политическом процессе. Тем не менее, их влияние на политику доказывает не один исторический пример. Экспертно-аналитическое сообщество помогает как в разработке теоретических положений, так и в реализации практических шагов. Вместе с тем, до сих пор довольно сложно точно измерить их реальное влияние. Используя материалы четырех ведущих, согласно рейтингу GGTTTI, центров и методику фрейм-анализа был проанализирован образ ШОС. В целом, изученные мозговые центры имеют свое представление о роли организации и предлагают свое особое видение взаимоотношений организации и США. Тем не менее, во всех публикациях, посвященных ШОС, эксперты «мозговых центров» использовали фрейм конфликта. В большинстве случаев с его негативной коннотацией. Три из пяти, изученных фабрик мысли, представляют ШОС как угрозу, но в разных вариациях: угроза непосредственно США, угроза «региональной стабильности» и т.д. Фрейм ответственности используется для перекладывания ответственности на две страны Китай и Россию, амбиции и планы эти стран способствуют нарастанию напряженности вокруг ШОС. Фрейм человеческого фактора заключен в образе «антидемократических лидеров» государств Центральной и Азии, в т.ч. главах РФ и КНР. Фрейм морали использован для противопоставления демократических целей, которые отстаивают США, и целей, преследуемых ШОС с «великодержавными амбициями», стремлению нескольких участников ШОС к доминированию на всем пространстве Азии. Только эксперты РЭНД заявляют об общих ценностях для ШОС и США в борьбе против терроризма. Что касается экономического фрейма, то можно наблюдать два его разных воплощения. С одной стороны, ученые мозговых центров говорят об экономической стороне взаимоотношений США и ШОС как еще об одном поводе для конфликта, поскольку действия ШОС в экономике оцениваются как вытеснение США из региона. С другой же стороны, с помощью этого фрейма рассмотрена реальная возможность взаимодействия организации и США для продуктивного сотрудничества.

Несмотря на конфронтационный подход к ШОС, которым руководствуется большая часть мозговых центров США, позитивное развитие отношений между США и ШОС могло бы помочь решить самый широкий круг вопросов как в региональном, так и в глобальном направлении. Однако на данный момент вероятность проведения успешного диалога весьма мала.

___________________________________

[i] McGann J. Think Tanks, Foreign Policy and the Emerging Powers. –– USA. –– 2019.

[ii] Abelson D. American Think Tanks and their role in the U.S. foreign policy. –– NY., ––  USA, –– 1996.

[iii] Хаасс Р. Мозговые центры и американская внешняя политика: точка зрения политика// eJournal USA. – 2002. –  № 3. – C. 98-124.

[iv] Шаклеина Т.А. «Мозговые центры» и их роль в формировании внешней политики США // Введение в прикладной анализ международных ситуаций: учебник/ под ред. Т.А.Шаклеиной, 2017.

[v] Медушевский Н.А. Аналитические центры в политическом процессе: американская модель «фабрик мысли»// Полития. – 2010. – №1. – C. 118-132.

[vi] Баранов А.Ю. Треугольник США, РФ, КНР и ШОС// Азия и Африка сегодня. –  №9. – 2009.

[vii] Лю Цян Взгляды и политика США по отношению к ШОС// Вестник РУДН. – 2011. – №2. – C.66-74.

[viii] Кочетков Г.Б., Супян В.Б. Мозговые центры в США: наука как инструмент реальной политики// Проблемы прогнозирования. – №5. – 2010. – C.52-67.

[ix] Мирзаян Г. В. Мозговые центры и процесс принятия решений в США // Россия и Америка. – 2011. – №3.

[x] Хаасс Р. Мозговые центры и американская внешняя политика: точка зрения политика// eJournal USA. – 2002. –  № 3. – C. 98-124.

[xi] Кравченко И. Американские экспертно-аналитические центры: особенности и степень влияния на принятие внешнеполитических решений. [Электронный ресурс]. – Режим доступа: URL:http://russiancouncil.ru/blogs/rsuh/31551/?sphrase_id=24364763 (дата обращения 11.09.2018).

[xii] McGann J. Think Tanks and Policy Advice in the United States. [Электронный ресурс]. – Режим доступа: URL:https://repository.upenn.edu/cgi/viewcontent.cgi?article=1012&context=think_tanks (дата обращения 29.01.2019).

[xiii] Kinder D.R., Sanders L. M. Mimicking political debate with survey questions: The case of white opinion on affirmative action for blacks// Social Cognition. 1990. –– № 8. –– С. –– 74.

[xiv] Semetko H., Valkenburg P. Framing European politics: A content analysis of press and television news // Journal of Communication–– 2000., –– С. –– 93-109.

[xv] Fu-Kuo L. Asian Regionalism, strategic Evolution and US Foreign Policy in Asia. 2008. [Электронный ресурс]. –– Режим доступа: URL:https://www.brookings.edu/research/asian-regionalism-strategic-evolution-and-u-s-policy-in-asia-some-prospects-for-cross-strait-development/ (дата обращения: 25.01.2019).

[xvi] Report. Brookings experts on Trump’s National Security Strategy. 2017. [Электронный ресурс]. –– Режим доступа: URL:https://www.brookings.edu/research/brookings-experts-on-trumps-national-security-strategy (дата обращения: 02.01.2019).

[xvii] Hilman J. India and Pakistan Join the Shanghai Club. 2017. [Электронный ресурс]. –– Режим доступа: URL: https://www.csis.org/analysis/india-and-pakistan-join-shanghai-club (дата обращения 25.01.2019).

[xviii] Cohen А. The Dragon Looks West: China and the Shanghai Cooperation Organization. 2006. [Электронный ресурс]. –– Режим доступа: URL:https://www.heritage.org/asia/report/the-dragon-looks-west-china-and-the-shanghai-cooperation-organization (дата обращения: 20.01.2019).

[xix] Cober S. Cracks in the Foundation NATO’s New Troubles. 2008. [Электронный ресурс]. –– Режим доступа: URL: https://object.cato.org/sites/cato.org/files/pubs/pdf/pa-608 (дата обращения: 22.01.2019).

[xx] Courtney W. Eurasia Facing Tough Choices for the Future. 2015. [Электронный ресурс]. –– Режим доступа: URL: https://www.rand.org/blog/2015/08/eurasia-facing-tough-choices-for-the-future.html (дата обращения: 22.01.2019).

15 марта 2020
144 просмотра
Используя этот сайт, вы соглашаетесь на использование файлов cookie