Готовое решение [rms] Corporation
8(8442) 96-64-69
400131 г. Волгоград, ул. Мира, 15 (для почтовой корреспонденции)

Екатерина Серова, Оборонное сотрудничество Финляндии и Швеции в 1990-х и 2000-х гг.:  опыт и перспективы

Екатерина Серова

Екатерина Серова, выпускница 2020 года
института истории, политических и социальных наук;
магистр истории,
Петрозаводский государственный университет,
г. Петрозаводск.

Оборонное сотрудничество Финляндии и Швеции в 1990-х и 2000-х гг.: 
опыт и перспективы

Аннотация. Идея оборонного сотрудничества Финляндии и Швеции зародилась ещё в 1930-е гг. и оказалась достаточно востребованной, так как Финляндия всегда оставалась естественным союзником Швеции в регионе Балтийского моря. В настоящей статье была предпринята попытка определить динамику и возможные пути развития двустороннего сотрудничества в области обороны как направления Северного сотрудничества ― одного из старейших и наиболее распространённых форм регионального сотрудничества в мире наряду с известным объединением Бельгии, Нидерландов и Люксембурга в зоне Бенилюкс. 

Спецификой двустороннего взаимодействия Финляндии и Швеции в области обороны является отсутствие институциональной структуры, двусторонних договоров, регулирующих сотрудничество и, как следствие, чётких целей и задач как основы краткосрочного и долгосрочного планирования сотрудничества. Тем не менее, именно двусторонний формат сотрудничества Финляндии и Швеции является примером наиболее тесной оборонной интеграции, который, по словам руководителя исследовательского проекта SIPRI по торговле оружием Бьёрна Хагелина, стал «центральной осью» оборонно-промышленных отношений на Севере Европы [9; 171―173]. 

Для оценки эффективности объединения и совместного использования военных ресурсов были выбраны несколько критериев: совместимость стратегических культур, уровень доверия как макроэкономический фактор сотрудничества, значение политики солидарности, серьёзность намерений сторон, опыт реализации совместных проектов. Теоретическим обоснованием многоаспектного анализа послужила работа одного из крупнейших специалистов по вопросам военной безопасности, старшего советника Брюссельского офиса Мирового института безопасности Томаса Валашека [29]. 

Под сходством стратегических культур Финляндии и Швеции подразумевается, что национальные правительства разделяют общие интересы в поддержании региональной и международной безопасности, что преломляется, в частности, в приверженности международному кризисному регулированию, участии в составе Северной боевой группы ЕС, присоединении к силам быстрого реагирования НАТО (Финляндия ― в 2008 г., Швеция ― в 2013 г.) при сохранении внеблокового статуса.

Рассматривая двустороннее оборонное сотрудничество под углом стратегических культур, отметим, что наиболее успешной областью сотрудничества является военно-морское наблюдение ― одна из трёх совместных оборонных инициатив Б. фон Сюдова и Г. Хегглунда, реализуемых с 1996 г. [10; 174].  Так, в 2006 г. был реализован проект по электронному наблюдению (SUCFIS), в результате, Финляндия получила снимки с моря в районе между Мальмё и Стокгольмом. На основе SUCFIS был запущен проект по мониторингу ситуации на Балтийском море (SUCBAS) в связи с ростом осознания рисков, возникающих при использовании Балтийского моря как транспортного и энергетического маршрута. В 2009 г. к проекту присоединились прибалтийские государства, однако, следует признать, что интегрированная политика в регионе Балтийского моря невозможна без России, которая не является участником проекта [22; 15]. К 2014 г. была разработана концепция шведско-финской морской боевой группы (SFNTG) с возможностью взаимного использования инфраструктуры на морских и прибрежных территориях [6]. 

Доверие является динамической характеристикой взаимоотношений международных акторов, основанных на преимуществах экономического взаимодействия и на уверенности в обоюдной добросовестности. Низкий уровень доверия является пережитком исторического прошлого Финляндии и Швеции и трактуется исследователями как сдерживающий фактор двустороннего военного сотрудничества. Так, идее создания шведско-финского оборонительного союза в 1920-х гг. не суждено было претвориться в жизнь вследствие острых языковых противоречий, т. н. «языковой войны», когда в Финляндии на почве политической нестабильности из тени вышли праворадикальные силы, которые рассматривали идею сотрудничества со Швецией как государственную измену [2; 174, 179―180]. Дискриминация шведоязычного меньшинства по-прежнему существует в Финляндии, продолжается сокращение школ со шведским языком преподавания, очевидно и принижение роли шведского языка в финской культуре, что сказывается и на качестве языковой коммуникации в военной сфере. Финский специалист по правам человека Матти Вуори в интервью газете Hufvudstadsbladet назвал правовое положение финских шведов «мраморным фасадом», имея в виду отсутствие реальных гарантий защиты в законодательстве [25].

Национальные мифы также преломляются в политике военной безопасности Финляндии, наиболее известным является убеждение, что после обретения независимости в 1917 г. финны не могли рассчитывать на иностранную помощь, а символическим напоминанием стала надпись на Королевских воротах Свеаборга сер. XVIII в., которую можно перевести примерно так: «Потомки, оставайтесь на своей земле и не рассчитывайте на чужую помощь» [26; 68]. Во время зимней войны Швеция не оказала Финляндии военную помощь на государственномуровне, что серьёзно омрачило двусторонние отношения [3]. Наконец, аландская проблема, включая оккупацию Аландских островов Швецией в 1918 г., стала архетипом, заложенным в исторической памяти финнов [2; 169].

По мнению бывшего министра иностранных дел Финляндии Эркки Туомиойя, недоверие (фин. epäluottamus) к Швеции вызвано тем, что «у шведов никогда не было чётких обязательств перед Финляндией», речь идёт об отсутствии гарантий безопасности, и считается, что Карл Бильдт, занимавший пост министра иностранных дел Швеции в 2006―2014 гг., первым заявил о том, что Швеция не останется в стороне, если какое-либо из соседних государств подвергнется нападению [26; 35].

Идея солидарности воспринимается на политическом уровне как естественное сотрудничество стран региона в области внешней политики и политики безопасности при чётком осознании, что «политика в духе солидарности» на практике может привести к разночтениям. В конце 2000-х гг. она могла стать посылом для формирования оборонных обязательств Северных стран, однако попытка министров иностранных дел конкретизировать смысл политики солидарности привела к соглашению (2011 г.), содержание которого сводилось к пункту о солидарности Лиссабонского договора, то есть о мягких гарантиях безопасности [7; 1171]. В то же время, согласно оценкам экспертов, представленным на официальном портале Северного сотрудничества, угрозы, вызывающие беспокойство в Финляндии, носят скорее традиционный характер, нежели те, что упомянуты в декларации о солидарности [24]. Если опустить проблему предоставления гарантий безопасности и отдельные высказывания о совместной обороне правых и правоцентристских политических деятелей, то, в целом, официальный подход финляндской военно-политической элиты к сотрудничеству со Швецией можно анализировать с точки зрения комплиментарности, что удаётся наблюдать через партийные программы.

Оценивая динамику двустороннего сотрудничества с позиции Швеции, председатель комитета риксдага по вопросам обороны Аллан Видман обратил внимание на проблему дефицита демократии в области политики безопасности. Видман констатировал, что представители шведской политической элиты «не описывают реальность такой, какая она есть», что привело к образованию информационного вакуума [19]. О политике двойных стандартов с шестидесятилетней историей упомянул и шведский исследователь Вильхельм Агрелль в одном из своих комментариев о развитии американо-шведских отношений: «…решения принимались узким кругом в камерных помещениях <…> среди лиц, не имевших права там находиться, были некоторые министры, парламентарии, сотрудники регулирующих органов и журналисты» [12; 116]. Представитель Социал-демократической партии и министробороны Швеции с 2014 г. Петер Хультквист выступил с решительной критикой позиции Видмана, мотивируя такое положение дел нежеланием раскрывать все тонкости национальных оборонных стратегий перед Россией [19].

Серьёзность намерений сторон. Потенциальные возможности объединения и совместного использования ресурсов приведут к образованию новой силы значительной величины в регионе Балтийского моря: вооруженные силы Финляндии и Швеции смогут совместно реагировать на кризисы с помощью 6 подводных лодок, около 350 надводных кораблей и 250 боевых самолётов, более 200 боевых танков, 550 БМП, 1200 БТР и 800 единиц артиллерийских вооружений [28; 91—93, 141—143]. Добавим, что с 2013 г. Швеция приняла на вооружение высокоманевренные зенитные управляемые ракеты ближнего радиуса IRIS-T, предназначенные для замены переносных ЗРК RBS-70, состоящих на вооружении с 1977 г. [1]. Швеция также c 1990-х гг. участвовала в международном оборонном проекте по разработке ракеты большой дальности Meteor. В 2010 г. ракету интегрировали в состав комплекса истребителя JAS-39 Gripen, а спустя шесть лет Швеция стала первой страной, принявшей Meteor на вооружение. Главнокомандующий ВВС Швеции генерал-майор Матс Хельгессон назвал Meteor «…самой смертоносной в мире ракетой с радиолокационным управлением» [30]. По сравнению с общим объёмом вооружений двух стран в 2009 г. количество единиц летательной техники к 2014 г. увеличилось на 7%, надводных кораблей сократилось на 11% (при этом число подводных лодок увеличилось с 4 до 6), боевых танков стало меньше почти на 40%, а единиц артиллерии ― почти на 60% [27; 174—176, 184—186].

Поддержка собственных ВПК и наращивание производственных мощностей стимулируют расширение оборонного сотрудничества. В период с 2000 по 2012 гг. шведский экспорт основных видов вооружения в Финляндию включал 102 БМП CV9030 (размер встречных закупок составил 50% экспортной поставки), 147 подержанных БТР типа MT-LB (вернее, шведской модификации Pbv 401), 16 немецко-шведских ПЗРК малой дальности ASRAD-R (финская аббревиатура ItO 2005, поставки осуществлялись в 2002―2008 гг.) с ЗУР RBS-70 [14] и несколько ПКРК RBS-15 Mk3 (финская аббревиатура MTO-85M, используются в ракетных катерах класса Rauma и Hamina). За тот же период Финляндия экспортировала в Швецию 280 многоцелевых БТР типа XA-200 и XC-360 AMV (размер встречных закупок составил 100% экспортной поставки) [26; 63].

Отметим, что в период с 2009 по 2013 гг. доля Швеции в финском экспорте вооружений увеличилась в геометрической прогрессии более чем в 20 раз (с 3% до 65%), то есть сравнительно больше, чем за период с 1999 по 2003 гг. (5% до 70%) [16], что обусловлено появлением новых статей экспорта вооружений ML6a (военные машины) и ML22a (технологии для разработки, производства и использования оборудования, подлежащие контролю), в соответствии с Общим списком военного оборудования ЕС [17]. Доля Финляндии в шведском экспорте вооружений в 2009―2013 гг. колеблется в среднем от 2,5 до 3,5% [8]. В настоящее время ВМС Финляндии занимается модернизацией имеющихся автономных дистанционно управляемых подводных аппаратов Double Eagle, которые поставлялись из Швеции в 2009, 2010 и 2011 гг. [27; 203].

Финляндия и Швеция имеют опыт создания совместных предприятий. К примеру, в 1995 г. финский оборонный концерн Patria начал сотрудничество со шведской компанией Hägglunds для разработки двуствольной минометной системы AMOS. Доводка системы, однако, серьезно затянулась: источники указывают на высокую стоимость сделок. В итоге, в период с 2000 по 2013 гг. производство ограничилось выпуском 18 миномётов для финской армии и нескольких опытных образцов для Швеции [20]. 

Другая менее успешная попытка двустороннего сотрудничества была предпринята в области подводной обороны 2001―2008 гг.: проект по созданию мины-торпеды с системой обнаружения мин (TMS, Torped-Mina-Sensor) представлял собой слияние трёх отдельных проектов с целью оптимизации расходов на разработку и обслуживание. Планировалось, что расходы на реализацию двух проектов будут поделены поровну между Швецией и Финляндией, однако, шведское правительство приостановило реализацию по причине сокращения финансирования почти на 2 миллиарда шведских крон. Подводная система обнаружения нового поколения была уникальной разработкой шведских и финских учёных и не имела аналогов в мире. Тем не менее, в заключении одного из отчётов Государственного ревизионного управления Швеции (Riksrevisionen) говорилось о том, что «не всегда выгодно быть на шаг впереди остального мира» [21; 82—83]. В Финляндии сворачивание проекта вызвало неоднозначную реакцию: с одной стороны, это стало большим разочарованием, поскольку последнее слово оставалось за Швецией как ведущей страны-участника, но с другой, судьба проекта была предрешена в условиях финансово-экономического кризиса 2008―2009 гг. [26; 62].

Оценивая опыт оборонного сотрудничества Северных стран на двусторонней основе, выделим несколько факторов, обусловивших умеренно-негативную динамику сотрудничества Финляндии и Швеции. Во-первых, Швеция является страной-производителем подводных лодок и истребителей, которые принято рассматривать в качестве стратегических активов страны. В данном случае уместно описать ситуацию, связанную с нежеланием финнов покупать шведские истребители JAS Gripen в 1992 г., когда Петер Валленберг, глава промышленных корпораций Lego и Nestle, пригрозил вывезти свои инвестиции из Финляндии, если правительство не сделает госзаказ на шведские истребители [5; 30]. Несомненно, подобные события омрачили двусторонние военные отношения в 1990-х гг. 

Во-вторых, совместные оборонные закупки оставались наиболее слабой областью сотрудничества вследствие дифференцированных подходов двух стран к закупочной деятельности: Финляндия стремилась закупать готовую военную продукцию, предназначенную для коммерческой продажи, в то время как Швеция отдавала предпочтение национальным разработкам и приобретениям с целью развития рынка внутри страны [23; 4, 8]. По оценкам экспертов Ассоциации бизнеса и политики (EVA), участие Швеции в международных операциях, а также визиты королевской семьи и премьер-министра в другие страны были связаны с поиском новых рынков сбыта шведских истребителей и прочих изделий оборонной промышленности. Финские эксперты назвали это коммерческим мышлением (фин. kaupallinen ajattelu) и разумным эгоизмом (фин. terve itsekkyys) в масштабах государства как наследие времён холодной войны и подчеркнули, что Финляндии не свойственно подобное поведение в международной политике [11; 72―73]. Вероятно, именно оборонный союз проложил бы путь к увеличению роли совместных закупок, поскольку даже в рамках расширенного оборонного сотрудничества эта тема наталкивается на возражения со стороны шведских и финских скептиков.  

В-третьих, сокращение финансирования национальных ВС со стороны правительств обеих стран привело к несоответствиям целей и задач объёму финансовых ресурсов, выделенных на реализацию программ. Авторитетный представитель финского экспертного сообщества по вопросам военной безопасности Чарли Салониус-Пастернак сообщил, что шведские Силы обороны не получали достаточного финансирования в период с 2009 по 2014 гг., а в Финляндии обещания политиков увеличить объём ассигнований на оборону в 2011 г. обернулись сокращениями, что в свою очередь осложнило долгосрочное планирование оборонной политики в целом. Исследователь также рассматривал опыт оборонных закупок в середине 2000-х гг. как фактор низкого уровня доверия на военно-политическом уровне, но в 2014 г. выявил положительную динамику доверия вследствие постоянного взаимодействия между финскими и шведскими ВС (военно-морские учения JOTU-13, SWEFINEX 14) [23; 3―4].

Наконец, ещё одним сдерживающим фактором оборонного сотрудничества двух стран является дифференцированный подход к организации оборонной логистики. Так, в Финляндии с 2008 г. существует уникальное на международном уровне государственно-частное партнерство между Силами обороны и частной корпорацией Millog, в рамках которого материально-техническое обеспечение армии и флота, включающее обслуживание автотранспортных средств и бронетехники, систем вооружения, электронных систем, а также доработку и установку оборудования, выполняется одной компанией, в том числе в военное время [15]. В Швеции с 1968 г. функционирует Агентство материально-технического обеспечения ВС (FMV), подчиняющееся министерству обороны. Если бы шведские Силы обороны совместно с оборонно-промышленными предприятиями задействовали аналогичный подход к обслуживанию оборонной отрасли, то сотрудничество между Финляндией и Швецией могло бы выйти на более высокий уровень. 

Список использованных источников и литературы:

  1. ВС Швеции получили первые ЗРК IRIS-T SLS // Центр анализа мировой торговли оружием [Электронный ресурс] : официальный сайт. — Электрон. дан. — URL: https://armstrade.org/includes/periodics/mainnews/2019/1004/100 054715/detail.shtm, free. — (дата обращения: 28.05.2020).
  2. Политическая история Финляндии 1809―2009 / под ред. О. Юссилы, С. Хентиля, Ю. Невакиви. — Москва: Весь Мир, 2010. — 472 с.
  3. Таннер В. А. Путь к Стокгольму // Зимняя война. Дипломатическое противостояние Советского Союза и Финляндии, 1939―1940 гг. [Electronic resource] / В. А. Таннер. ― Electronic data. ― URL: http://militera.lib.ru/memo/other/tanner_v/08.html, free. ― (дата обращения: 01.06.2020).
  4. Bulletin 2006 // Nammo [Electronic resource] : official website / Nammo. — Electronic data. — [Raufoss], 2006. — URL: https://www.nammo.com/globalassets/pdfs/bu lletin/bulletin-2006_final.pdf, free. — Аналог печ. изд. (Bulletin 2006. — Raufoss, 2006. — 23 p.). — (дата обращения: 01.06.2020).
  5. Ervasti P. Karhun naapurista Naton kainaloon / P. Ervasti, J. Laakso. — Helsinki: WSOY, 2001. — 252 s.
  6. Final reports on deepened defence cooperation between Finland and Sweden [Electronic resource] : official report. — Electronic data. — [Stockholm], 2014. — URL: https://cutt.ly/9yHyXNn, free. — (дата обращения: 25.05.2020).
  7. Forsberg T. The rise of Nordic defence cooperation: a return to regionalism? / T. Forsberg // International Affairs. — 2013. — № 89 (5). — P. 1161—1181.
  8. Government Communication 2009/10:114. Strategic Export Controls in 2009 — Military Equipment and Dual-Use Products // SIPRI [Electronic resource] : official report. — Electronic data. — [Stockholm], 2009. — URL: https://www.sipri.org/sites/default/files/research/armaments/transfers/transparency/nat ional_reports/sweden/SWE_09_ENG.pdf, free; Government Communication 2013/14:114. Strategic Export Control in 2013 — Military Equipment and Dual-Use Items // SIPRI [Electronic resource] : official report. — Electronic data. — [Stockholm], 2013. — URL: https://www.sipri.org/sites/default/files/research/armaments/transfers/transparency/nat ional_reports/sweden/swe_13_eng.pdf, free; National report of Finland for 2009 // SIPRI [Electronic resource] : official report. — Electronic data. — [Stockholm], 2009. — URL: https://www.sipri.org/sites/default/files/research/armaments/transfers/transparency/nat ional_reports/finland/Finland_09.pdf, free; National report of Finland for 2013 // SIPRI [Electronic resource] : official report. — Electronic data. — [Stockholm], 2013. — URL: htt ps://www.sipri.org/sites/default/files/research/armaments/transfers/transparency/national_re ports/finland/Finland_2013.pdf, free. — (дата обращения: 26.05.2020).
  9. Hagelin B. Hardware politics, «hard politics» or «where, politics?»: Nordic defence equipment cooperation in the EU context // The Nordic Countries and the European Security and Defence Policy / Ed. by A. J. K. Bailes, G. Herolf. — Oxford: Oxford University Press, 2006. — P. 167―185.
  10. Hägglund G. Rauhan utopia / G. Hägglund. — Jyväskylä: Docendo, 2014. — 182 s.
  11. Heija, Sverige! Mitä Suomi voisi oppia Ruotsilta politiikassa ja taloudessa (ja urheilussa)? // EVA [Electronic resource] / J. Markkanen, J. Vapaavuori, S. Gustavson, M. Leikola. — Electronic data. — URL: https://www.eva.fi/wp-content/uploads/2011/06/Heja-Sverige.pdf, free. — Аналог печ. изд. (Heija, Sverige! Mitä Suomi voisi oppia Ruotsilta politiikassa ja taloudessa (ja urheilussa)? / J. Markkanen, J. Vapaavuori, S. Gustavson, M. Leikola. — Helsinki: Taloustieto, 2011. — 81 s.). — (дата обращения: 12.03.2020).
  12. Holmberg A. Swedish Security and Strategy in the Twenty-first Century: What the Role for Human Security // National, European and Human Security. From Co-Existence to Convergence / Ed. by M. Kaldor, M. Martin, N. Serra. — New York: Routledge, 2012. — P. 110—129.
  13. IRIS-T SL // Nammo [Electronic resource] : official website / Nammo. — Electronic data. — [Raufoss], 2020. — URL: https://www.nammo.com/what-we-do/rocketmotors/essm/iris-t-sl/, free. — (дата обращения: 28.05.2020).
  14. LeFlaSys (ASRAD) Short-Range Air Defence System // Army Technology [Electronic resource] : online journal. — Electronic data. — [London], 2020. — URL: https://www.armytechnology.com/projects/leflasys/, free. — (дата обращения: 02.06.2020).
  15. Millog ― a Strategic Partner to the Finnish Defense Forces // Patria [Electronic resource] : official website / Patria. ― Electronic data. ― [Helsinki], 2020. ― URL: https://www.patriagroup.com/services/strategic-defence-partnership-concept/millog-astrategic-partner-to-the-finnish-defence-forces, free. ― (дата обращения: 25.05.2020).
  16. National report of Finland for 1999 // SIPRI [Electronic resource] : official report. — Electronic data. — [Stockholm], 1999. — URL: https://www.sipri.org/sites/defaul t/files/research/armaments/transfers/transparency/national_reports/finland/finland_99.pdf, free; National report of Finland for 2003 // SIPRI [Electronic resource] : official report. — Electronic data. — [Stockholm], 2003. — URL: https://www.sipri.org/sites/default/files/research/armaments/transfers/transparency/nat ional_reports/finland/finland_03.pdf, free. — (дата обращения: 26.05.2020).
  17. National report of Finland for 2014 // SIPRI [Electronic resource] : official report. — Electronic data. — [Stockholm], 2014. — URL: https://www.sipri.org/sites/defaul t/files/research/armaments/transfers/transparency/national_reports/finland/finland_2014.pdf, free. — (дата обращения: 26.05.2020).
  18. Nordic defence debate: Finland trusts Sweden implicitly // Norden [Electronic resource] : official website. — Electronic data. — [Copenhagen], 2015. — URL: https://www.norden.org/en/news/nordic-defence-debate-finland-trusts-swedenimplicitly, free. — (дата обращения: 01.06.2020).
  19. Nordic defence debate: Finland trusts Sweden implicitly // Norden [Electronic resource] : official website. ― Electronic data. ― [Copenhagen], 2015. ― URL: https://www.norden.org/en/news/nordic-defence-debate-finland-trusts-swedenimplicitly, free. ― (дата обращения: 20.05.2020).
  20. Patria Hägglunds to deliver AMOS mortar vehicles to the Finnish Army // Patria [Electronic resource] : official website / Patria. — Electronic data. — [Helsinki], 2010. — URL: https://cutt.ly/WyXe2R8, free. — (дата обращения: 29.03.2020).
  21. Regeringens skrivelse 2011/12:14. Riksrevisionens rapport om försvarets internationella materielsamarbeten [Electronic resource] / J. Björklund, S. Tolgfors. — Electronic data. — [Stockholm], 2011. — URL: https://cutt.ly/HyHqALj, free. — Аналог печ. изд. (Regeringens skrivelse 2011/12:14. Riksrevisionens rapport om försvarets internationella materielsamarbeten / J. Björklund, S. Tolgfors. — Stockholm: Riksdagens tryckeriexpedition, 2011. — 142 s.). — (дата обращения: 29.05.2020).
  22. Säkkinen J. SAR-satelliittien hyödyntäminen merivalvonnassa [Electronic resource] / J. Säkkinen. — Electronic data. — URL: https://core.ac.uk/download/pdf/39944517.pdf, free. — Аналог печ. изд. (Säkkinen J. SAR-satelliittien hyödyntäminen merivalvonnassa. — Helsinki: Maanpuolustuskorkeakoulu, 2011. — 55 s.). — (дата обращения: 29.05.2020).
  23. Salonius-Pasternak C. Deeper defense cooperation. Finland and Sweden together again? FIIA Briefing Paper [Electronic resource] / C. Salonius-Pasternak. — Electronic data. — [Helsinki], 2014. — URL: https://www.fiia.fi/wp-content/uploads/2017/01/bp163.pdf, free. — Аналог печ. изд. (Salonius-Pasternak C. Deeper defense cooperation. Finland and Sweden together again? FIIA Briefing Paper. — Helsinki: FIIA, 2014. — 8 p.). — (дата обращения: 01.06.2020).
  24. Step forward... Nordic Solidarity [Electronic resource] / Ed. by O. Iglebaek. — Electronic data. — [Stockholm], 2020. — URL: https://archive.nordregio.se /en/Metameny/About-Nordregio/Journal-of-Nordregio/Journal-of-Nordregio-no-12011/Step-forwardNordic-Solidarity/index.html, free. — (дата обращения: 01.06.2020).
  25. Suomen kielipolitiikka // Wikipedia [Electronic resource] : online encyclopedia. — Electronic data. — [Helsinki], 2020. — URL: https://fi.wikipedia.org/wiki/ Suomen_kielipolitiikka, free. — (дата обращения: 29.05.2020).
  26. Suominen V. Keskustelu tiivistyvästä suomalais-ruotsalaisesta puolustusyhteistyöstä [Electronic resource] / V. Suominen. — Electronic data. — URL: https://core.ac.uk/download/pdf/39967769.pdf, free. — Аналог печ. изд. (Suominen V. Keskustelu tiivistyvästä suomalais-ruotsalaisesta puolustusyhteistyöstä. — Helsinki: Maanpuolustuskorkeakoulu, 2014. — 97 s.). — (дата обращения: 29.05.2020).
  27. The Military Balance 2009 / IISS. — New York: Routledge, 2009. — 488 p.
  28. The Military Balance 2014 / IISS. — New York: Routledge, 2014. — 512 p.
  29. Valášek T. Surviving austerity. The case for a new approach to EU military collaboration / T. Valášek. — London: Centre for European Reform, 2011. — 43 p.
  30. Warnes A. Swedish air force hails Meteor missile introduction [Electronic resource] / A. Warnes. — Electronic data. — [Sutton], 2016. — URL: https://www.flightglobal.com/farnborough-swedish-air-force-hails-meteor-missileintroduction/121107.article, free. — (26.05.2020).
23 июля 2020
58 просмотров
Используя этот сайт, вы соглашаетесь на использование файлов cookie